Технологии избирательной кампании - ИЦФОМ
Кандидат

Технологии избирательной кампании

Технологии представляют собой совокупность приёмов, манипулятив­ных методик, способствующих продвижению кандидата (партии), позво­ляющих привлечь к нему внимание избирателей. Приёмы реализуются в различных формах, о которых говорилось выше.

В избирательных кампаниях применяется огромное количество техно­логий и приёмов, описать которые в полной мере не представляется возмож­ным. Поэтому в данном параграфе мы рассмотрим наиболее известные и распространённые приёмы, используемые в политической рекламе.

К приёмам политической рекламы относятся:

— усиление идентификации личности с группой:

Усилить сопричастность, близость кандидата к народу или определенной группе можно за счет ввода таких выражений, как «ваш», «мы вместе», «мы с вами» и т.п., а также за счет изображения кандидата на фоне народа. Воздей­ствие данного приема связано с тем, что избиратели часто отождествляют се­бя с теми людьми, на фоне которых запечатлен кандидат. Кроме то­го, по мнению С.Ю. Лисовой «чувство «одного из многих» обеспечивает ощущение большей безопасности и притупляет одиночество».

Ссылку на авторитеты, как правило, можно встретить в агитационных материалах поддерживающего типа, в которых известные личности — лидеры общественного мнения — призывают население поддержать того или иного кандидата или партию. В качестве лидеров мнения могут выступать предста­вители политическом элиты, известные деятели культуры и искусства, за­служенные врачи, профессора, спортсмены, звезды шоу-бизнеса и т.д.

Пример. Интересный пример поддержки, вызвавший неоднозначную реакцию в блогосфере, продемонстрировала в 2012г. на выборах в Госсовет Удмуртии «Единая Рос­сия». В г. Ижевске в преддверии выборов появились рекламные щиты, демонстрировав­шие поддержку партии популярным в народе музыкальным коллективом — «Бурановски­ми бабушками»

Демонстрация поддержки кандидата простыми людьми, а нс знаменитостями также является достаточно распространённым приёмом в политиче­ской рекламе. Механизм его воздействия на избирателей связан с тем, что людям, которых мы встречаем на улице, в метро, т.е. таким как мы — легче доверять.

В телерекламе этот приём известен под названием «интервью «случай­ного прохожего» и давно используется в американской практике. Путем уличного опроса выявляются сторонники кандидата, которых просят на ка­меру сказать слова поддержки в адрес политика. Из видеозаписи их речей делают ролики, которые специально могут быть неотредактированными. Именно таким приёмом в 1996г. воспользовалась команда Б.Ельцина, запус­тив серию непостановочных роликов, объединённых слоганом «Верю. Люб­лю. Надеюсь».

Однако зачастую в избирательных кампаниях поддержку кандидата в качестве простых людей изображают специально нанятые люди.

Пример. На Украине на президентских выборах 2010г. был реализован проект «Я — за Ющенко!». В частности, на билбордах были помещены фото конкретных людей разно­го возраста из разных городов и сел Украины, различного социального статуса, с указани­ем фамилии и имени, которые выражали поддержку кандидату (Рис. 5.3.) По словам С. Гайдая, директора социально-инжинирингового агентства «Гайдай.Ком», разрабатывав­шего этот проект, для участия в нем было найдено около 100 добровольцев — сторонников кандидата с активной гражданской позицией, готовых бесплатно оказать помощь. С каж­дым из волонтеров было проведено интервью, чтобы выяснить причину, по которой они будут голосовать за В.Ющенко. В результате было отобрано 20 сюжетов для билбордов и 15 роликов. Фразы сторонников, озвучивавшиеся на билбордах и в роликах, являлись их собственными словами. Акцент в наружной рекламе В.Ющенко на обычных людей стал противопоставлением наружной рекламе Ю.Тимошенко, где за нее агитировали звезды эстрады.

— использование православной тематики:

Официально религиозные структуры нс участвуют в политической борьбе. Однако кандидаты (партии) в своей политической рекламе часто об­ращаются к православной тематике, используя авторитет церкви среди наро­да, верующих. Это выражается в рекламировании заслуг кандидата в деле строительства и восстановления храмов, финансирования паломнических по­ездок, в поздравлении избирателей с православными праздниками, помеще­нии фото кандидата с представителями православного духовенства т.д.

— присоединение к популярному положительному образу (отождествле­ние)

Данный приём может быть направлен на любой известный положи­тельный образ, к которому кандидат (партия) хочет присоединиться. Наряду с положительным отождествлением могут использоваться и приемы негатив­ного отождествления.

Приём отождествления с национальным лидером используют в основ­ном правящие властные структуры. Лппелируя к В.Путину как к националь­ному лидеру, вокруг которого должен объединиться народ, они одновремен­но отождествляют себя с ним, перенося на себя все черты популярного об­раза. На парламентских выборах 2003, 2007г. этот прием активно эксплуати­ровала «Единая Россия». На президентских выборах 2012г., в связи с определенным дистанцированием В.Путина от партии, активно про­водилась линия на отождествление лидера с движением «Общероссийский народный фронт».

Пример. Образ В.Пугина пытаются использовать в своих избирательных кампани­ях и украинские политики. Так, в 2012г. в преддверии выборов в Верховную Раду в Лу­ганске появились билборды с изображением флага РФ и сообщением, в котором редактор газеты «XXI век» Юрий Юров призывал голосовать за кандидата в народные депутаты Украины Владислава Кривобокова, «потому что он единомышленник Путина». Впрочем, такая реклама кандидата оказалась незаконной ввиду использования государственной символики иностранного государства.

Политические партии, выдвигая своих кандидатов в различных регио­нах, используют прием отождествления их с партийным лидером, или иначе «партийное поручительство». «Единая Россия» в этом случае довольно часто задействует глав регионов, обладающих положительным рейтингом, как состоящих, так и не состоящих в партии, выступающих на выборах в качестве «паровозов», способных «тащить» за собой остальных кандидатов от партии.

Пример. Па выборах в Законодательное Собрание Иркутской области 2013г. региональный список «Единой России» возглавил беспартийный губернатор С.Ерощенко, ранее тесно сотрудничавший с М.Прохоровым. На улицах областного центра появились соответствующие рекламные щиты, изображавшие кандидатов-единороссов рядом с губернатором и сопровождавшиеся слоганами «Команда губернатора». «За команду губернатора. За развитие Приангарья», «Вместе работать! Вместе побеждать!», «Работать для иркутян — работать в команде губернатора» и т.д.

Можно присоединиться не только к личности, имеющей положитель­ный образ, но и к какому-либо проекту, обеспечив себе дополнительную рек­ламу. Так поступила, например, партия «Гражданская платформа» в Иркут­ске в 2013г. на региональных выборах, использовав в целях предвыборной агитации социальный проект областной библиотеки им. И.И. Молчанова.

Сибирского под названием «Сибирский характер». Проект должен был обес­печить «Единой России» фоновую поддержку: цветовое решение билбордов с социальной тематикой совпадало с цветовым дизайном наружной рекламы партии власти. Однако «Гражданская платформа» опередила «Единую Рос­сию».

Социальная реклама состояла в размещении на улицах города банне­ров и других рекламных материалов, содержавших отрывки из стихотворе­ний известных сибирских поэтов. Так, в частности, один отрывок из стихо­творения Е.Евтушенко начинался с фразы: «Я сибирской породы». «Гражданская платформа» задействовала в своей рекламе эту фразу, размес­тив в Иркутске билборды, плакаты со слоганом «Партия сибирской породы» и похожим цветовым и графическим решением, тем самым отождествившись с социальным проектом.

демонстрация избирательного бюллетеня:

Данный приём сводится к тому, что избирателям демонстрируется об­разец заполненного бюллетеня на примере того кандидата (партии), за кото­рого необходимо голосовать: выделяется жирным шрифтом или цветом его фамилия (название партии), его номер в избирательном бюллетене, рядом ставится галочка. Фамилии других претендентов специально делаются не чи­таемыми.

Задействование исторических сюжетов и образов — достаточно распространённый приём в политической рекламе, используемый с различными це­лями. Рассмотрим его на примере рекламы КПРФ.

КПРФ активно эксплуатирует в своей политической рекламе истори­ческие образы. Это, прежде всего, положительные образы советского про­шлого. с которыми ассоциирует себя партия: советские вожди и герои и их достижения (Ленин, Сталин, Ю. Гагарин и т.д.), образы и сюжеты Великой Отечественной войны, связанные с Победой. Воздействие данного приёма связано с тем, что в сознании избирателей происходит перенос указанных достижений в истории страны на ту политическую силу, с которой они ассо­циируются.

Использование исторических аналогий для построения необходимых ассоциативных цепочек можно наглядно увидеть в рекламе КПРФ, посвя­щённой 50-летию полета в космос Ю.Гагарина. Обязательное ука­зание в тексте, что человек, первым совершивший полет в космос, являлся гражданином СССР и коммунистом и слоган КПРФ «Мы первые» должны не только вызвать у избирателя чувство гордости за славное прошлое, но и обязательно связать его с партией.

Те же исторические аналогии с целью мобилизации электората можно проследить в плакатах КПРФ «Побеждают коммунисты — побеждает народ» на фоне изображенных исторических памятников, посвященных Великой Победе и призывом «Верни время побед — голосуй за КПРФ», а также плака­тах с изображением Сталина, Эрнесто Че Гевары, И. А. Плиева и других знаменитых исторических личностей, сопровождаемых слоганом «Он был коммунистом! Вступай в наши ряды!»

Исторические персонажи в политической рекламе могут применяться также для интерпретации ситуации, требующей разрешения. Так, использо­вание в рекламе образа Ленина, с иронией обращающегося к избирателям «Ну как вам живется при капитализме?», стоит рассматривать как свидетель­ство оценки партией современной ситуации и способ вызвать у электората КПРФ чувство ностальгии по прошлому.

— использование молодежных, женских образов, образов семьи и т.п.:

Смысл приёма сводится к тому, что продвижение определенных политических идей и лозунгов сопровождает соответствующий им визуальный ряд. Поэтому, исходя из принятой стратегии, помимо исторических, православных образов в качестве иллюстративного фона могут использоваться другие образы, например, женские образы, образы молодежи, семьи и т.п.

Так, например, с целью повышения гражданской активности и привлечения населения на избирательные участки Центризбирком довольно часто использует в своих материалах образы семьи. Частое присутствие в указанных образах несовершеннолетних детей ассоциируется с будущим страны, сознательный выбор которого должен сделать каждый избиратель в день голосования. Использование изображений детей в данном случае не за­прещено. поскольку материалы ЦИК согласно действующему законодатель­ству не относятся к предвыборной агитации и не подпадают под связанные с ней ограничения.

Приём заключается в том. что в ходе предвыборной кампании кандидат раздаёт бланк, на котором избиратели могут написать ему наказ в виде воз­можных обращений или пожеланий. Все эти наказы в последующем могут быть и не выполнены, однако иллюзия связи кандидата с народом присутст­вует. Наказ может быть оформлен в виде листовки, буклета или размешаться в спецвыпусках газет.

Достаточно распространённые и традиционные приёмы политической рекламы. Об этом подробно рассказывалось в разделе «Формы политической рекламы», когда речь шла о поздравительных открытках и благодарственных листовках. Здесь лишь отмстим, что данный приём не ограничивается вышеуказанными формами и может выражаться, например, в виде билбордов бла­годарственного и поздравительного характера и т. д.

В текстах политической рекламы используются также разнообразные стилистические приёмы, среди которых можно выделить:

  • использование литературных цитат:

Приём основан на цитировании отрывков литературных произведений выдающихся поэтов и прозаиков, определенным образом соотносящихся с идеей политической партии или ее названием, подходящих под ту или иную ситуацию.

Пример. На президентских выборах 2012г. один из роликов в поддержку Зюганова был полностью построен на цитировании отрывка из известного стихотворение А.С. Пушкина «К Чаадаеву». На выборах 2013г. в Архангельской области местное от­деление «Справедливой России» разместило билборды с фразой из исторической траге­дии Дж. Байрона «Марино Фальеро, дож Венеции», в которой использовалось слово справедливость».

— аллюзии в политической рекламе:

Аллюзия — это стилистический приём, предполагающий намек на реальный политический, исторический или литературный факт, который предполагается общеизвестным. В качестве аллюзивного факта может выступать текст-первоисточник или его фрагмент, произведение искусства, не являю­щееся текстом, конкретное событие или лицо.

В политической рекламе аллюзии в виде видоизменённых цитат используются для создания эффекта иронии, пародии, высмеивающей конкурента.

Пример. В качестве примера приведем кинематографические аллюзии, построен­ные на основе высказываний из популярных кинофильмов и мультфильмов. На прези­дентских выборах в Украине луганская общественная организация «Наш Президент 2010» разместила билборды с изображением рукопожатия мужской и женской руки и надписью «Либо я веду ее в Президенты, либо она ведет меня к прокурору». Указанная надпись представляла собой аллюзию на известную фразу из популярного фильма Л.Гайдая «Кавказская пленница» «Либо я веду ее в ЗАГС, либо она ведет меня к прокуро­ру». Билборды стали ответом организации на антирекламу В.Януковича, направленную против Ю.Тимошенко.

В августе 2011г. в Москве появились плакаты-пародии на рекламу лидера партии «Правое дело» М.Прохорова со слоганом «Сила в правде. Кто прав, тот и сильнее», представляющим собой цитату главного героя из фильма «Брат-2». Используя тот же дизайн, пародийные плакаты более развернутыми и полными цитатами из того же фильма обра­щались уже к самому Прохорову так, что смысл сообщения становился совершенно иным: «Вот скажи мне, Михаил Прохоров. В чем сила? Разве в деньгах? У тебя много денег и чего? Я вот думаю. Сила в правде. Кто прав, тот и сильнее. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего — ты сильней стал? Нет, не стал! Потому что правды за тобой негу! А тот, кого обманул, за ним правда!».

Некорректные технологии и методы противодействия им

Вопрос о так называемых «грязных» технологиях продолжает оста­ваться актуальным для современного российского общества. Выборы, в том числе и последних лет, показывают устойчивую тенденцию применения не­корректных приёмов ведения политической борьбы независимо от уровня предвыборных кампаний.

Необходимо отметить, что сам термин — «грязные» технологии — не является строго юридическим. Кроме того, наравне с ним для обозначения данного явления используется огромное количество понятий, таких как, «спецпропаганда», «контрпропаганда», «негативная реклама», «черный PR», дискредитационные, деструктивные технологии и др.

Также среди специалистов нет единой точки зрения по вопросу о том, какие технологии считать «грязными», а какие нет. Так, по мнению Центриз­биркома РФ, «грязные технологии» — это незаконные методы ведения пред­выборной борьбы. Однако избирательной практике известно большое коли­чество случаев применения технологий, формально не противоречащих зако­ну (например, использование кандидатов-двойников), но которых трудно причислить к чистым способам ведения борьбы. Зачастую именно пробелы и противоречия в современном российском избирательном законодательстве способствует распространению различного рода манипулятивных техник.

А.А. Мирошниченко относит к «грязным технологиям» методы и приемы, нарушающие, с одной стороны, закон, а с другой — моральные при­личия. Е. Малкин и Е. Сучков считают, что в основе всех «черных» техно­логий лежат два приема: обман (дезинформация) и подкуп избирателей. Ис­ходя из этого, например, методы «черного PR», связанные с выбросом реаль­ного компромата (т.е. соответствующего действительности), дискредити­рующего соперника, они не относят к грязным технологиям. Т.Э. Гринберг же, напротив, определяет грязные технологии как методы политической борьбы, имеющие целью «стремление дискредитировать оппонен­та. . .любыми способами».

Вопрос о чётком определении деструктивных технологий, вряд ли ко­гда-нибудь будет решен, поскольку грань между «чистыми» и «грязными» способами ведения предвыборной борьбы достаточно условна, и зависит она от уровня развития нравственной и политической культуры общества в це­лом и политтехнологов, ведущих избирательные кампании, в частности. Данный уровень не статичен, поэтому и критерии чистоты тех или иных приёмов могут меняться со временем. Вместе с тем вышеуказанная нечет­кость определения не мешает подавляющему большинству специалистов в области политического консалтинга считать «грязные технологии» безуслов­ным злом и опасным для общества явлением.

Мы же, в свою очередь, к деструктивным технологиям будем относить приемы, дезинформирующие избирателя, независимо от того направлены ли они на продвижение своего кандидата или на дискредитацию чужого. Имеющиеся расхождения во мнениях специалистов относительно корректно­сти той или иной технологии мы также представим в данном параграфе.

Кроме того, мы не стали отдельно выделять рекламные некорректные приёмы, поскольку одни и те же технологии находят свое выражение не только в рекламных формах, но и в инструментах PR, средствах sales promotion, директ маркетинга. Поскольку описать всё многообразие указан­ных приёмов не представляется возможным, мы перечислим наиболее часто встречающиеся из них в избирательных кампаниях. И самое главное: проана­лизируем возможные способы противодействия деструктивным технологиям.

Итак, к некорректным способам ведения политической борьбы отно­сятся:

  1. Технология формирующих опросов:

Формирующие опросы (псевдоопросы) — это замаскированная под социологический опрос форма агитации, задача которой не выявить, а изменить или сформировать определенное общественное мнение относи­тельно кандидата (партии).

Сами вопросы сформулированы таким образом, что уже в своей основе содержат утверждение, идею, которая должна быть внедрена в сознание избирателя. Вопросы могут быть, например, такого типа: «Как Вы думаете, по­чему большинство населения региона поддерживает партию X?», «А Вы знаете, что кандидат Y добился повышения пенсий?», «В последнее время ходят слухи о том, что кандидат Z связан с криминальными авторитетом N. Ваше отношение?», «Как вы относитесь к тому, что против кандидата М ис­пользуется черный пиар?» и т.д.

Данная технология может использоваться с различными целями: для формирования определенной повестки дня или позитивного отношения к кандидату, для дискредитации соперников или, напротив, профилактики «грязных» методов ведения политической борьбы.

Форма опроса может быть различной (уличный, поквартирный, теле­фонный опрос и т.д.) Формирующие опросы могут проводиться на всех эта­пах избирательной кампании. При этом чтобы запустить слух, опрашивают­ся, в первую очередь, социально-активные категории избирателей.

Социолог, руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН считает такое воздействие на избирателей достаточно эффективным, поскольку «политическая реклама подается под видом научного исследова­ния, и человек относится к ней как к информированию, а не как к продвижению идеи или персоны. А дальнейшая публикация «результатов» такого псевдо исследования рассчитана уже на широкую аудиторию».

Довольно часто «опросы», данные которых публикуются, на самом де­ле вообще не проводятся. Например, практически каждую избирательную кампанию можно встретить спецвыпуск газеты, на страницах которого пуб­ликуется исследование неизвестной социологической службы (зачастую из другого города) данные которой свидетельствуют, что именно этот кандидат лидирует в округе, районе и т.д. и уверенно опережает своих конкурентов и именно его поддерживает большинство населения. Социологические компа­нии-однодневки могут создавать сами политтехнологи, и такие «опросы» представляют собой уже откровенную дезинформацию населения.

Пример. В Туле перед выборами 14 марта 2010г. представители некоего «Тульско­го фонда социологических исследований проводили среди населения опрос. Предлагав­шаяся жителям анкета содержала вопросы, носившие явно формирующий характер: «Как вы относитесь к закону о монетизации льгот?», «Знаете ли вы, что УК Тулы планирует повысить тарифы?» и «Знаете ли вы, что избирательную кампанию «Справедливой Рос­сии» финансирует УК Тулы?» Результаты опросов были опубликованы в предвыборной газете «Повестка дня», распространявшейся накануне выборов по почтовым ящикам, а также раздававшейся на улице при входе в супермаркеты.

«Страх — важный элемент воздействия политической рекламы. Он усиливает внимание, блокирует креативное мышление, упрощает анализ ситуа­ции и формы поведения». В этой ситуации избирателями легче манипули­ровать.

Технологии «пугала» давно известны в российской практике и применяется в негативных кампаниях с целью вызвать страх у избирателей в отношении конкурента и заставить сплотиться против «надвигающейся опас­ности» вокруг кандидата, олицетворяющего собой борца с «врагом». Данные технологии могут также использоваться с целью ограничения явки избирате­лей на выборы.

Пример 1. Распространявшийся в 2010г. спецвыпуск кандидата в мэры г.Иркутска А. В. Романова содержал, в частности, изображение г. Иркутска на карте и надвигающие­ся на него черные стрелки с надписями: «Воровство. Коррупция», «Тарифы», «Серебрен­ников», «Братские бандиты». Под иллюстрацией был помещен текст: «РОМАНОВ один раз победил МАФИЮ. Победит и во второй!».

Пример 2. В 2006г. в политической игре были использованы панические настрое­

ния части населения относительно распространения птичьего гриппа, подступавшего к России со стороны Китая. Накануне проведения довыборов в Алтайский краевой совет жители Барнаула обнаружили в своих почтовых ящиках увесистые конверты, украшенные надписью: «Иди голосуй! Нет птичьему гриппу!» Внутри находились огрубленные кури­ные лапки.

Как правило, вброс компромата осуществляется посредством «парти­занской атаки», т.е. анонимно, через журналистов, аналитиков, подставных лиц или организаций и т.п. внешне никак не связанных с кандидатом. Со­держание подобного рода дезинформации может быть самым разнообраз­ным: о прошлых преступлениях соперника и его связях с мафией, об админи­стративных злоупотреблениях, безнравственном поведении, психических за­болеваниях, незаконно приобретенном имуществе и т.д.

  1. Дезинформационные технологии с использованием имитации:

распространение агитационной продукции соперника в ненадлежащих местах (наклеивание агитационных материалов конкурента на окна домов, лобовые стекла машин, заклеивание дверных глазков, подъездов, расписыва­ние лозунгами соперника стен домов и т.п.)

Несмотря на то, что ряд специалистов считает эту технологию уста­ревшей и неактуальной, ссылаясь на разборчивость и догадливость совре­менного избирателя, она продолжает применяться в избирательных кампани­ях.

Пример: Накануне выборов в Законодательное Собрание Красноярского края в ночь на 12 апреля 2007г. неизвестные изрисовали буквально весь город, написав баллон­чиками с красной краской на стеклянных автобусных остановках, окнах домов, стеклах автомобилей, входных дверях офисов и магазинов лозунг СПС «Голосуй за Белых». В

Красноярске от действий ночных «агитаторов» пострадало 526 только зданий. Интересно, что сразу же 12 апреля городские власти провели брифинг, на котором осудили «ванда­лизм СПС». Сюжеты об этом был показаны по местному ТВ.

— некорректный директ-маркетинг от имени конкурента (ночные звон­ки с призывом голосовать за кандидата или просьбой ознакомиться с его программой, звонки с требованием внести на избирательный счет кандида­та или партии деньги и угрозы отключения света, воды, отопления в случае невыполнения указания; письма на имя умерших людей и т.п.)

Пример: Во время выборов в Государственную Думу 2007г. в почтовые ящики жителей г. Оренбурга вбрасывался некий счет-извещение о необходимости внести по­жертвования в избирательный фонд СПС на проведение кампании и на ремонт фасада дома на общую сумму 18 097 рублей. В извещении также содержались угрозы приме­нить штрафные санкции в случае невыплаты жителями дома данной суммы в течение 10 дней.

-выпуск интернет-сайтов и газет-двойников

Интернет сайты двойники и газеты двойники с точностью имитируют название и дизайн издания конкурента, однако содержат искажённые и ком­прометирующие сведения о личности кандидата, его деятельности.

Пример: Накануне выборов в Законодательное Собрание г. Санкт-Петербурга в 2007г. в почтовых ящиках города появилась четырех полосная газета «Петербургский дневник», являющаяся двойником известного печатного органа петербургской админист­рации. В издании содержались сведения, компрометирующие партию «Единая Россия», губернатора и ее родственников, а также отдельных представителей Законодательного Собрания. Газета-клон рассказывала жителям, например, о том, что проект «Газпром- Сити» финансируется за счёт средств городского бюджета; а «Единая Россия» спонсиру­ется через фонд, которым заправляют уголовники и т.п. Самой главной в фальшивой газе­те оказалась статья «Сын губернатора Матвиенко — наркоман и уголовник С. Матвиен­ко».

На тех же выборах в Санкт-Петербурге появился Интернет-сайт, имитирующий домашнюю страничку кандидата в депутаты городского законодательного собрания от «Справедливой России» Сергея Андреева. Помимо фотографии и автобиографии, сайт содержал порнографическое home video с участием человека, похожего на Сергея Андреева. Скандальный сайт был обнаружен и заблокирован.

— распространение дезинформирующей печатной продукции от имени конкурента.

В данном случае в первую очередь речь идет об анонимных листовках, плакатах как имитирующих, так и не имитирующих дизайн материалов кон­курента, но обязательно распространяемых от его имени. Дезинформация, содержащаяся в этих листовках, может быть самой разнообразной, в виде: а) приглашения на фальшивые мероприятия и встречи от имени кандидата
Пример: Технология приглашения на фальшивые мероприятия от имени конку рента была использована во время парламентских выборов на Украине в 2006г. и была направлена против Блока Юлии Тимошенко (БЮТ). На старте избирательной кампании 27 еоября 2005г. в Киеве неизвестные распространили фальшивые листовки от имени пар­тии «Всеукраинское объединение ’’Батькивщина”, входившей в БЮТ и лично от имени ее лидера Юлии Тимошенко. Листовки с изображением символики партии и торгового знака «Макдональдс» приглашали горожан принять участие в праздничном мероприятии в честь дня рождения Ю. Тимошенко, в ходе которого можно было получить бесплатное меню. Акция, как упоминалось в листовке, должна была пройти во всех ресторанах быстрого питания. Интересно отмстить, что разработчики фальшивок для достижения большего эффекта использовали детскую аудиторию, являющуюся основной для сети «Макдо­нальдс». Листовка заканчивалась словами за подписью Юлии Тимошенко «Я со слезами на глазах вспоминаю те мамины бутерброды, которые она бережно складывала в мой школьный портфель. И я рада, что для миллионов украинских детей такой мамой стал ресторан «Макдональдс».

  • ложных заявлений, призывов и обращений к избирателям, а также угроз в их адрес от имени конкурента (например, заявление кандидата о том, что якобы он снимает свою кандидатуру за день до выборов или о том, что жи­тели получали благодаря ему материальную помощь последние несколько лет и т.п.)

Пример: В период избирательной кампании по выборам в Рязанскую областную Думу 13-14 февраля 2010г. в городе стали распространяться фальшивые листовки, на­правленные против ЛДПР и КПРФ. В одной из них две партии, объединившись против «Единой России», заявляли якобы о необходимости перемен и передела собственности, в других от имени В. Жириновского и ЛДПР содержались угрозы в адрес жи­телей города и призывы к смене власти вначале в пределах области, а потом по всей стране. Через несколько дней незаконные листовки были обнаружены и изъяты милицией у члена предвыборного штаба кандидата от «Единой России» Андрея Глазунова.

  • девизов и лозунгов от имени конкурента, дискредитирующих его личность

Пример: Практически анекдотичный случай произошел с кандидатом на пост мэра подмосковных Люберец осенью 2005г. Виталием Черненко. Конкуренты распространили по городу листовки с его портретом, под которым красовалась надпись «Ну и что, что го­лубой? Зато не пью!».

Формы и содержательное наполнение дискредитационных листовок от лица соперника не ограничиваются вышеприведенными примерами. Вари­антов исполнения указанных материалов огромное множество, которое труд­но поддаётся классификации. Необходимо также отметить, что дезинформа­ционная печатная продукция в целом может распространяться не только от имени конкурента, но и от других лиц (жителей или определённых групп на­селения, избирательной комиссии и т.д.).

Пример: Осенью 2006г. в Екатеринбурге неизвестные наклеили листовки за под­писью избирательной комиссии, в которых объявлялось, что Российская Партия жизни. Российская партия пенсионеров и «Родина» решением Президента РФ В.В. Путина пре­кращают свое существование, а потому голосовать 8 октября за указанные партии не нуж­но.

  • фальсификация кампании «от двери к двери» (походы по квартирам избирателей цыган и бомжей в качестве агитаторов, якобы нанятых кандида­том; походы лжекандидатов и их родственников)
  • фальсификация мероприятий конкурента (раздача от имени кандидата некачественных продуктов и сомнительных подарков)

Пример: 12-15 мая 2008 г. в Киеве от лица сторонников Блока Леонида Черновец­кого неизвестные распространяли некачественные продуктовые пайки (консервы без эти­кеток, гречиха в запотевших пакетах).

  • корректировка наружной рекламы конкурента

Здесь речь идет не просто о порче агитационной продукции конкурента, а об ее частичном изменении (корректировка отдельных слов, фраз или их добав­ление, подстраивающееся под имеющееся цветовое и шрифтовое оформле­ние материалов соперника), после которого она продолжает восприниматься населением действительно как реклама конкурента, но имеет уже совершен­но другой смысл и значение.

Пример: В ночь с 15 на 16 февраля 2010 года на щиты рязанского регионального отделения ЛДПР с изображением ее лидера и надписью «ЛДПР. Рязань в обиду не дадим» неизвестные наклеили дополнительные элементы в виде призыва «Вернём свободные 90- е». Они подогнали цвет наклеек под агитационный материал партии. Таким образом, для простых жителей создавалась иллюзия достоверности партийной рекламы.

При реализации этой технологии в качестве «обманутых» выступают специ­ально нанятые люди, обвиняющие во всевозможных грехах кандидата- конкурента.
Пример: В марте 2004 года в подмосковных Лыткарино и Подольске были органи­зованы митинги обманутых пенсионеров, которым лидер блока «Родина» С. Глазьев яко­бы обещал за подпись по 10 рублей, но так и не отдал их. В руках митингующие держали плакаты «Глазьев — вор! Ты украл наши деньги». Сюжеты об этом были показаны на фе­деральных телеканалах.

Технология также известна под названием «негативное отождествле­ние». Суть ее заключается в организации мероприятий, на которых в под­держку конкурента выступают негативно воспринимаемые обществом груп­пы населения (бомжи, преступные группировки, фашисты, террористы, сек­суальные меньшинства и т.д.).

Пример: На выборах губернатора Красноярска в 1998г. был организован марш бомжей в поддержку А. Лебедя. Неизвестные организаторы вручили им плакаты с надпи­сью «Лебедь — наш экзистенциальный выбор».

Во время президентских выборов 2000г. федеральные и местные СМИ наперебой сообщали о проведённом в Москве марше проституток в защиту уволенного генпрокурора и кандидата в президенты Ю. Скуратова, а также о пресс-конференции гомосексуалистов в поддержку другого кандидата Г. Явлинского.

Данная технология применяется для повышения популярности канди­дата или партии за счёт использования фамилий известных и уважаемых в обществе людей в качестве поддержки. Некорректность метода заключается в том, что рекламируемая поддержка кандидата статусной личностью проис­ходит без ведома и согласия последней, то есть имитируется.

Пример: В 2010г. во время выборов в Законодательное Собрание Челябинской об­ласти партия ЛДПР эффективно использовала в своих целях фамилию популярного быв­шего губернатора Петра Сумина, члена «Единой России». Еще до начала предвыборной кампании она предложила бывшему губернатору возглавить список ЛДПР на предстоя­щих выборах и одновременно с этим распространила плакаты с лозунгами «ЛДПР+Сумин» и «Петр Сумин — самый достойный». Данная акция вызвала возмущение у представителей регионального отделения «Единой России», а Петр Сумин подал иск в прокуратуру по поводу незаконного использования его изображения в агита­ционных материалах ЛДПР. Несмотря на некорректность предпринятых действий, партия, выказав расположение популярной личности, отождествила себя и со значительной ча­стью электората области.

  • с помощью:
  • имитации покушений;
  • имитации угроз кандидату, исходящих якобы от конкурента и т.п.

Данная технология призвана, одновременно, привлечь внимание СМИ и общественности к «несправедливо обиженному» кандидату, вызвать к нему сочувствие и повысить его популярность, а также настроить избирателей про­тив конкурента, «играющего не по правилам».

Пример: Во время выборов мэра г. Киева в 2008г. рекордсменом по числу судеб­ных исков и жалоб в адрес действующего мэра Л. Черновецкого оказался кандидат на должность главы города знаменитый боксер Виталий Кличко. Одна из жалоб была по по­воду того, что якобы сторонники Черновецкого разгромили одну из приёмных боксёра: побили стёкла, разломали мебель.

Способы противодействия дезинформации

К способам противодействия дезинформации следует отнести как пре­вентивные меры, упреждающие появление деструктивных технологий в от­ношении кандидата, так и методы непосредственного реагирования на воз­никновение некорректных приёмов ведения политической борьбы.

Превентивные меры

Использование превентивных мер эффективно в том плане, что они снижают саму возможность использования дезинформации, поскольку изби­ратели становятся готовыми воспринимать любую негативную информацию как неверную.

Упреждающими способами являются:

  • публикация ответов кандидата на возможные неприятные вопро­сы

Такие ответы публикуются в ожидании атаки конкурентов в виде слу­хов, сплетен. Тем самым удовлетворяется нездоровый интерес публики к от­дельным моментам биографии кандидата. Если такой удар со стороны сопер­ников все же последует, общественное мнение уже будет подготовлено к восприятию информации.

  • демонстрация технологии как превентивная мера

Суть метода сводится к тому, что кандидата заранее подробно раскры­вает общественности информацию о том, какие некорректные приёмы будут использовать против него противники. И когда в разгар избирательной кам­пании такие технологии появляются, они связываются в сознании избирате­лей не с именем кандидата, а его соперников. Кандидат в ожидании приме­нения протии него грязных технологий может включить их в сюжет собст­венной кампании: придав себе образ «борца» с ними, сделав агитацию более агрессивной. Правда, всю тематику кампании выстраивать на борьбе с гряз­ными технологиями не стоит.

  • прививка («вакцинация») СМИ

Способ противодействия состоит в подготовке допустимых к обнаро­дованию негативных сведений о кандидате. Кандидат за несколько дней до предположительной атаки соперников обнародует свою версию событий, предоставляя весомые аргументы. Поскольку первая версия запоминается лучше, атака конкурентов становится бессмысленной.

Методы реагирования на возникновение дезинформации

  • игнорирование негатива

Если кандидат обладает мощным и достаточно устойчивым положи­тельным образом, распространение компромата и другой дезинформации не может навредить ему. В этом случае негатив можно проигнорировать и не опускаться до критики соперников. Кроме того, любая информация, в том числе и негативная (если ее не подпитывать новыми подробностями) через 7- 10 дней выветривается из массового сознания.

Также нельзя отвечать на атаку заведомо слабых, фоновых конкурен­тов. В противном случае кандидат сделает им дополнительную рекламу.

  • контратака

Если образ кандидата до конца не сформирован, нападки противников приходится отыгрывать. Зачастую лучший способ обороны — это нападение. В основе контратаки может лежать агитационная тема «Кто боится кандида­та», которая распространяется не самим кандидатом, а его окружением: «независимыми» журналистами, аналитиками и т.д. Нападки на кандидата изображаются как результат паники его врагов, испугавшихся неизбежности победы кандидата и от бессилия и отчаяния применяющих грязные приёмы.

  • косвенная оборона

Если усилия соперников направлены на разрушение положительного образа кандидата, необходимо жестко удерживать образ в заданных рамках. Все действия кандидата, направленные на удержание образа, будут косвен­ным ответом на атаку конкурентов.

  • управление восприятием информации (spin-технологии, или менеджмент новостей)

Применение spin-технологий в качестве способа противодействия подразумевает изменение восприятия негатива, освещенного в СМИ.

Специалисты советуют никогда не использовать в качестве противо­действия дезинформации оправдание. Оправдание воспринимается избирателями как признак слабости. Прямое опровержение без дополнительных ме­роприятий также редко бывает эффективным, поскольку сложившийся сте­реотип разрушить сложнее, чем создать новый. Также нельзя постоянно жа­ловаться избирателям о том, что кандидата обижают, не пускают на TV, при­меняют грязные технологии и т.п.

6.Технология кандидатов-двойников (однофамильцев):

Использование кандидатов-двойников на сегодняшний день, пожалуй, одна из наиболее известных общественности технологий. Несмотря на свою избитость и общепринятую некорректность, она продолжает применяться не только в российских избирательных кампаниях, но и на выборах в соседних республиках (например, на Украине).

Суть технологии заключается в выдвижении кандидатов — однофамильцев соперника. В первом варианте для роли двойника по адресной базе подбираются настоящие однофамильцы (анкетные двойники). Успехом для манипуляторов является совпадение имени и фамилии человека, либо инициалов. При этом стараются подбирать такие имена, чтобы в алфавитном порядке в избирательных бюллетенях они стояли впереди настоящих канди­датов. Полное совпадение с ФИО соперника — редкий случай.

Во втором варианте используются т.н. клонированные двойники. Это люди, соглашающиеся изменить перед выборной кампанией фамилию, имя и отчество в точном соответствии с ФИО конкурента. Для этого проводятся за­конные манипуляции, позволяющие также приобрести подходящие место ра­боты и должность. Так, на выборах губернатора Брянской области в 2000г. у одного из кандидатов Н.В. Денина, являвшегося директором птицефабрики ОАО «Снежка» появился двойник, А.В. Денин, ставший в одночасье дирек­тором ООО «СнежКо». Имитация должности и рода деятельности основного кандидата преследовало единственную цель — запутать избирателя. Спе­циалисты отмечают тенденцию последних лет приглашать на роль двойников не местных, как это наблюдалось ранее, а представителей из чужих регионов.

Применение технологии в прошлом и настоящем

Данная технология начала внедряться в российскую избирательную практику с 1993г. В массовом же масштабе ее применение было замечено в 1998г. во время выборов в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, ко­гда двойники (в количестве 12 человек) были выставлены в 8 избирательных округах из 50.

С целью противодействия технологии в 1999г. в федеральное законодательство были внесены изменения, согласно которым кандидаты-однофамильцы получили возможность использовать псевдоним в избира­тельных бюллетенях. Эти правила «чёрные пиарщики» легко смогли обойти.

Так, на выборах в Брянской области в 2000г. были зафиксированы попытки двойника действующего (и впоследствии переизбранного) губернатора Ю. Лодкина зарегистрировать псевдоним «губернатор». На выборах мэра г.Сочи в 2001г. двойник А.И. Бойко успешно зарегистрировал псевдоним «настоя­щий».

На парламентских выборах 2003г. выдвижение однофамильцев было отмечено практически в % одномандатных округов, а в 2006г. технология лжекандидатов использовалась во всех российских регионах.

На сегодняшний день технология кандидатов-двойников признана большинством специалистов «грязной», банальной и устаревшей. Вместе с тем практика выборов последних лет свидетельствует об устойчивой тенден­ции ее применения. Некоторые нижеприведенные факты тому подтвержде­ние.

В 2008г. на выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области кандидаты-однофамильцы были зарегистрированы в одномандатных округах № 17 и 21. Там, помимо действующих депутатов, кандидатов от «Единой России», Геннадия Нестеровича и Павла Зорина баллотироваться в качестве самовыдвиженцев решили пенсионер Олег Нестерович и сторож Большереченской средней школы Виктор Зорин.

В 2010г. кандидаты-двойники активно использовались на выборах мэра Сургута и депутатов Ульяновской гордумы. Пример этих кампаний наглядно показывает, что технология активно используется всеми и против всех уча­стников избирательного процесса вне зависимости от партийной принадлеж­ности. Так, в Ульяновске в округе № 15 и №18 депутатам-единороссам (правда, баллотировавшихся в качестве самовыдвиженцев) Сергею Волкову и Геннадию Матвееву противостояли однофамильцы Владимир Волков и Вячеслав Матвеев, снявшие свои кандидатуры, как только основным их со­перникам было отказано в регистрации. Против депутата от СР Галины Смолянкиной по 9 избирательному округу была зарегистрирована Надежда Смолянкина; в округе №34 против кандидата от ЛДПР пенсионера Михаила Долгова был выдвинут Сергей Долгов.

В 2011г. кандидаты-однофамильцы выдвигались на выборах главы Котовского района Волгоградской области, на выборах депутатов городской думы Нижнего Новгорода.

Анализ избирательных кампаний последних лет также показывает, что в выборах продолжают участвовать не только анкетные двойники. Так, по­пытки использовать клонированных двойников были предприняты на выбо­рах главы Зеленоградского района Калининградской области в 2010г. После того, как против кандидата от «Единой России», действующего главы района Валерия Губарева выдвинулся Андрей Шегеда (1971 г.р.), сын бывшего гла­вы района Владимира Шегеды, в избирательной кампании также изъявили желание участвовать еще 4 кандидата с инициалами «А.В. Шегеда»: Андрей Владимарович (1960 г.р.), Андрей Владимерович (1951 г.р.) и два Андрея Владимировича (1954 и 1953 г.р.). До начала предвыборного марафона они имели совсем другие имена и фамилии. В Зеленоградске вместе с этим поя­вились провокационные листовки с лозунгом «Зеленоградск — наш город, наш район, наша семья!», в которых все пятеро кандидатов призывали голо­совать «За Шегеду». Агитационные материалы с фотографиями двойников маргинальной внешности, окружающих основного кандидата, производили отталкивающее впечатление на избирателей. В итоге клониро­ванные двойники-провокаторы были сняты с предвыборной дистанции.

Следует отметить также появление других вариантов использования технологии, а именно, применения двойников, идентифицирующихся с конкурентом не по фамилии, а по внешнему облику. В частности, на выборах главы Среднеахтубинского района Волгоградской области в 2009г. помимо зарегистрированного в качестве кандидата уроженца Гвинеи-Бисау Жоакима Кримы был выдвинут еще один чернокожий россиянин — технический дирек­тор волгоградского строительно-инженерного центра «Пирамида» Филипп Кондратьев. Этот экзотический вариант применения технологии двойников сразу же привлек внимание СМИ.

В качестве двойников на выборах могут использоваться не только от­дельные кандидаты, но и целые партии. Так в 90-х гг. в Санкт-Петербурге региональное отделение «Яблоко», имевшее на тот момент твердые позиции в городе, столкнулось со своим двойником — за три дня до выборов внезапно заявило о себе общественное объединение «Яблоко-Санкт-Петербург». На­стоящему «Яблоку» потребовалось много усилий, чтобы нейтрализовать эффект от создания клона.

Эстафету в выдвижении партий-двойников вместе с повальным использованием кандидатов-однофамильцев приняла на себя Украина, куда технология была завезена российскими политконсультантами во время парламентских выборов в 2002г. и где получила поистине благодатную почву. Проект создания клонированной партии был реализован, например, в 2010г. на выборах в горсовет Мариуполя. В ходе избирательной кампании у Коммунистической партии Украины (КПУ) появился соперник в лице обновлён­ной Коммунистической партии Украины — КПУ (о), состоящей из работни­ков «Азовстали». Партийный список обновленцев в бюллетене для голосования оказался строчкой выше.

Разновидности кандидатов-двойников

Кандидаты-двойники используются для достижения следующих целей:

1.запутать избирателей и, в конечном итоге, оттянуть часть голо­сов у оппонента непосредственно в день выборов (двойник-тихоня). Та­кой кандидат не участвует в предвыборной агитации. Бесшумная регистра­ция, простое присутствие двойника в избирательном бюллетене и меро­приятия по снижению интереса общественности к его персоне являются ос­новными задачами организаторов при реализации это технологии. Чем меньше людей узнают об однофамильце до дня голосования, тем больше шансов у манипуляторов, что избиратель ошибется и проголосует «не за то­го». Считается наиболее распространённой и относительно безобидной по сравнению с другими разновидностью использования кандидатов- однофамильцев. Двойник-тихоня может оттянуть у конкурента 1-2% голо­сов.

2.не допустить выдвижение в округе потенциально опасного со­перника основного кандидата (двойник-буфер, или двойник-пугало). Технология аналогична технологии подставного кандидата-«пугала», только в данном случае используется однофамилец соперника.

3.дискредитировать оппонента (двойник-провокатор). Такой кан­дидат специально в ходе кампании совершает провокационные действия, разрушающие его положительный образ, а значит и образ своего однофа­мильца. Для достижения этой цели чаще всего используются клонированные двойники.

4.способствовать раскрутке основного кандидата («свой» двой­ник). Технология применима для кандидатов с изначально нулевым рейтин­гом. Основной кандидат может выдвинуть «своего» двойника, а затем ис­пользовать этот факт как информационный повод с целью привлечь внима­ние к себе (сыграв роль обиженного или обвинив соперника в интригах про­тив него).

В. Полуэктов также отдельно выделяет как разновидность техноло­гию «стороннего двойника». Суть ее заключается в том, что выдвигается однофамилец не другого кандидата-соперника, а стороннего человека. При этом такая регистрация двойника, некорректно эксплуатирующего чужую фамилию, способна повлиять на соотношение сил в избирательной кампа­нии. Цели использования данной технологии могут быть самыми различ­ными: оттянуть голоса, снизить явку избирателей и т.д.

Пример. В 1998г. на выборах депутатов Законодательного Собрания г.Санкт- Петербурга политтехнологи губернатора Яковлева с целью ограничить прохождение кандидатов от популярного «Блока Юрия Болдырева» выставили в двух округах против них тезку самого Юрия Болдырева. Так, они пытались растащить (и в одном случае по­пытка удалась) голоса избирателей, симпатизирующих Болдыреву.

Методы противодействия технологии кандидатов-двойников

Живучести этой старой технологии сегодня удивляются сами политтехнологи, как удивляются и тому, что против нее до сих пор не разработа­ны эффективные законодательные нормы.

Главное правило в борьбе с двойниками — не молчать. Тактика нереа гирования здесь не работает. Контрпропаганда необходима в любом случае. В качестве методов борьбы с грязной технологией сами политконсультанты предлагают следующие:

  1. воздействие на избирателей и общественное мнение через организацию разоблачительных статей в СМИ. Причем разъяснять населе­нию, кто настоящий, а кто ложный, должен не сам кандидат (в противном случае он будет восприниматься как жалобщик), а подготовленные к этому авторитетные лица — лидеры общественного мнения, которые будут в яркой и эмоциональной форме клеймить позором двойника. Кандидат может вы­ступать, только отвечая на прямые вопросы по теме двойника. В его ответах главный акцент должен быть сделан на мудрость избирателей, которые сами способны разобраться в ситуации, при одновременном пренебрежительно­-снисходительном отношении к конкуренту-однофамильцу.

Вышеуказанные правила не действуют только в одном случае: если кандидат отыгрывает образ борца со всякой несправедливостью. Для него выставление двойника — отличная возможность усилить свой положитель­ный образ за счет олицетворения однофамильца со злом через различные выступления, аппелирующие к избирателям.

  • воздействие на противника. В данном случае речь идет о контрдействиях кандидата, направленных на поиск информации, установление контактов и «перевербовку» двойника, которые заставят соперника, выста­вившего однофамильца, перейти от атаки к обороне.
  • отмена регистрации однофамильца через суд. Политтехнологи советуют также поискать возможности для отмены регистрации однофа­мильца через суд, хотя считают данный метод противодействия проблем­ным в силу несовершенства, как избирательного законодательства, так и су­дебной системы в целом. Вместе с тем в российской практике встречаются справедливые судебные решения о снятии двойников с предвыборной дис­танции (например, снятие клонированного двойника, выставленного под кандидата Анатолия Тиханова на выборах в Псковскую гордуму 2002г.)
  • превентивные меры. Считаются наиболее эффективным средством противодействия. PR-специалисты советуют засекретить все подготовитель­ные действия по ведению избирательной кампании, запустить слух о вы­движении в другом округе, или о невыдвижении вовсе, подать документы в избирательную комиссию в последний день — то есть сделать все, чтобы у соперников не появилось желания регистрировать двойника.

В заключение приведём пример успешных действий против использо­вания этой некорректной технологии. В 1998г. на выборах в Законодатель­ное Собрание Санкт-Петербурга против Сергея Михайловича Миронова (ныне спикера Совета Федерации РФ) выдвинули двух двойников: журнали­ста Алексея Юрьевича Миронова и грузчика Сергея Валентиновича Миро­нова. Команда кандидата не растерялась, запустив в ответ кампанию со сло­ганом: «Запомнить должен любой гражданин: Мироновых много, Михалыч один». Такая контрпропаганда дала необходимый эффект: С.М. Миронов получил самый большой процент голосов среди питерских кандидатов-одномандатников.

VI. Технологии «фантомов»:

Избирательные технологии «фантомов» — семейство избиратель­ных технологий, связанных с некорректным использованием известных имен (брендов) физических и юридических лиц.

Отличительной особенностью этих технологий является:

1.В предвыборную игру вводятся однофамильцы известных персон или одноименные бренды (если речь идёт о юридических лицах);

2.Они не являются официальными участниками избирательного процесса. Данная черта отличает технологию фантомов от технологии кандидатов-двойников.

Название «фантом» (от фр. fantome), что в переводе означает призрак, очень точно передаёт суть этих технологий, с которыми так же тяжело бо­роться, как и с призраками. Наименование прочно закрепилось за техноло­гиями с 2002г., хотя сами они в российской избирательной практике исполь­зовались и раньше.

Выделяют два основных вида технологий фантомов:

  1. Ложное отождествление (может быть позитивным и негативным)
  2. «Добрый призрак»

«Ложное отождествление»

Ложное позитивное отождествление — это прием, позволяющий вести агитацию в поддержку кандидата от имени известной персоны, не боясь су­дебного преследования. Манипуляторы используют тезку знаменитости, по­лучая от него официальное согласие на подпись под агитационными мате­риалами. Эффект отождествления с популярной личностью начинает рабо­тать.

Пример. В начале 2000-х гг. популярная фамилия «Пугин» применялась в пред­выборных кампаниях с различными целями и в разнообразных вариациях. Использование фамилии известного лица в рамках технологии «фантом» не являлось исключением. Так» на выборах главы администрации Брянской области в 2000г. для продвижения на пост губернатора кандидатуры И.Г. Кирста был создан «Блок поддержки Владимира Путина», использовавший для названия блока фамилию коренного брянца Владимира Борисовича Путина.

Ложное негативное отождествление используется, наоборот, чтобы вызвать отторжение по отношению к кандидату. Эффект фантома здесь проявляется в применении однофамильца кандидата, имеющего негативную характеристику, который не вводится в состав участников избирательного процесса.

Пример. На выборах главы администрации г. Новосибирска в 2000г. кандидату — действующему мэру В. Городецкому — очень повезло: в разгар кампании милиция пойма­ла серийного убийцу, который по случайности оказался однофамильцем его главного со­перника Г. Глебова. В. Городецкий использовал этот шанс. Он в полной мере отыграл приём ложного негативного отождествления, вызвав массовое отторжение фамилии кон­курента. В течение двух недель на страницах газет, контролировавшихся местной админи­страцией, появлялись статьи с заголовками: «Глебов — маньяк и убийца!», «Маньяк Гле­бов — там, где ему положено быть: за решеткой?» и т.п.

«Добрый призрак»

Если при ложном отождествлении в качестве фантомов используются однофамильцы физических лиц, то при использовании технологии «Добрый призрак» манипуляторы основываются на путанице имен (названий) юриди­ческих лиц — компаний, фондов, общественных организаций.

По сути, технология «добрый призрак» представляет собой замаскиро­ванный подкуп избирателей и незаконную благотворительность. Однако привлечь к судебной ответственности за использование этого приёма нельзя, поскольку официального нарушения избирательного законодательства нет.

Пример. На выборах в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в 2002г. в ок­руге №41 бурную деятельность по наведению чистоты во дворах развернула некая авто­номная некоммерческая организация (АНО) «Рыдник». Дворники в зеленых фартуках с логотипом «Рыдник» усердно подметали улицы, в том числе и в день голосования, заодно приглашая жителей посетить избирательные участки. После победы на выборах по 41 ок­ругу банкира Юрия Рыдника фирма прекратила свою работу во дворах. Проигравшие кандидаты попытались привлечь банкира к суду за использование незаконной агитации с помощью АНО «Рыдник», но безуспешно. На суде было доказано, что Юрий Рыдник не имеет никакого отношения к упомянутой организации, которая по странному стечению обстоятельств принадлежит его однофамильцу и с которым банкир не знаком.

Методы противодействия технологии

Противодействовать технологии достаточно сложно, неслучайно вы­ражение «борьба с призраками» приобрело нарицательный смысл, означаю­щий бесполезные усилия.

Вместе с тем специалисты советуют попытаться в ответ запустить та­кого же фантома, который будет работать на вас.

VII. Технология подставных (технических) кандидатов:

Использование подставных кандидатов в избирательной кампании яв­ляется одной из самых распространённых технологий, которая стала приме­няться в России в начале 90-х годов. При этом появление огромного количе­ства разновидностей этой по сути западной технологии было напрямую свя­зано с деятельностью российских политконсультантов, умело перенесших ее на родную почву. Впервые подробно описал эти разновидности В. Полуэктов в своей книге «Полевые и манипулятивные технологии», вышедшей в свет в 2003г

Итак, подставные кандидаты — это кандидаты, не играющие самостоятельной роли и выдвигающиеся исключительно для решения задач своего нанимателя, т.е. основного кандидата. Ему они нужны для того, что бы улучшить шансы на победу.

В роли подставных могут использоваться сразу несколько кандидатов, работающих на одного «хозяина», и даже целые партии и общественно- политические движения. Зачастую очень трудно определить, кто из соперни­ков является подставным, и в чьих интересах он играет на политическом по­ле. Часто подставных кандидатов еще называют техническими, или вспо­могательными кандидатами.

Для подставных кандидатов специально создаются отдельные избира­тельные штабы, которые действуют вполне законно и имеют минимальный штат сотрудников и набор функций. Связь между штабом основного канди­дата и подставного тщательно конспирируется.

Специалисты рекомендуют отличать подставных кандидатов от кан­дидатов-двойников (однофамильцев).По их мнению, если первые играют важную роль при разработке стратегии кампании и могут повлиять на ее конфигурацию, то вторые представляют собой лишь приём, рассчитанный на примитивный обман избирателей.

По поводу корректности технологии подставных кандидатов у политконсультантов единого мнения нет. Так, например, А. Мирошниченко относит данный метод, несмотря на его внешне юридическую законность, к категории «грязных», так как он призван дезориентировать избирателя. В тоже время В. Полуэктов считает, что большинство вариантов применения под­ставных кандидатов не имеет ничего общего с «черным PR» и является всего лишь тактической уловкой и хитростью в предвыборной борьбе. Е. Малкин, Е. Сучков оставляют право читателю самому судить о степени корректности данной технологии. Таким образом, этот вопрос остаётся открытым.

Типология подставных кандидатов

Обобщим типы подставных кандидатов, используемых в российских политических кампаниях, которые описаны в книгах В.Полуэктова, О.А. Матвейчева и В.Ю. Новикова, Е.Малкина и Е.Сучкова.» Отметим, что все названия категорий подставных кандидатов предложены вышеуказанными авторами.

В данном случае подставной кандидат играет роль страховки на слу­чай, если соперники основного сильного кандидата по договорённости одно­временно сойдут с дистанции и сорвут выборы.

В качестве примера В. Полуэктов приводит главу Мосгордумы В.М. Платонова выдвигавшего на своих выборах два раза подряд как страховку одного и того же человека — Андрея Прияткина.

Используется для организации критической атаки на оппонента в тех ситуациях, когда основной кандидат не может самостоятельно критиковать соперника.

Во-первых, он не может опускаться до критики, если отрабатывает об­раз «сильной личности», который никак не соответствует образу «сутяжни­ка». А поскольку стратегия основного кандидата требует жесткой атаки на оппонентов, роль критика берет на себя подставной. Во-вторых, техниче­ский кандидат выдвигается в тех ситуациях, когда основным кандидатом яв­ляется представитель действующей власти, которому критиковать не только по статусу «не положено», но и довольно опасно в плане появления контр­атаки, особенно если за годы правления накоплен не только опыт политиче­ских достижений, но и политических ошибок. В этом случае в роли «лающей моськи» выступает «кандидат-критик». Эту технологию с таким же успехом можно применить и против кандидата от власти.

Подставные кандидаты могут выдвигаться для организации критиче­ской атаки в СМИ, с целью распространения компромата, а также с целью организации жалоб и судебных исков против оппонента.

Пример. На выборах мэра г. Иркутска в 2010г. где основными претендентами на кресло были депутат Законодательного Собрания Иркутской области А.В.Романов и вице­мэр С.В. Серебренников, роль кандидата пенсионерки Л.М. Коряковой свелась к органи­зации двух судебных исков, поданных против Романова, по результатам которых послед­ний был снят с дистанции по решению суда.

На выборах депугатов в Городскую думу г. Усолья-Сибирского в 2009г. от избира­тельного округа №8 наряду с лидером местного отделения ЛДПР Валерием Кугаем и ли­дером неформального блока «Усольчане» Евгением Кустосом баллотировалась некая Татьяна Иванова. Деятельность Т.Ивановой, избирательный фонд которой составил всего 40 тыс. руб., свелась к публикации в газете «Усольские новости» серии очерняющих ма­териалов, направленных против Е. Кустоса. Примечателен тот факт, что газета принадле­жала предпринимателю С. Бутакову, являвшемуся членом ЛДПР.

«Кандидат-пугало» (или «Подстава-буфер»)

Это, как правило, богатый и влиятельный человек, задача которого со­стоит в том, чтобы своей силой и авторитетом «распугать» потенциальных соперников основного кандидата, т.е. заставить их сменить округ, либо вовсе отказаться от мысли участвовать в предвыборной гонке.

«Кандидат-провокатор» (или «Медвежья услуга»)

Подставной кандидат, имеющий плохую репутацию, специально выдвигается, чтобы в последующем громко заявить о своей поддержке сопер­ника основного кандидата. Это и есть провокация. Технология аналогична технологии имитации нежелательной поддержки конкурента только с ис­пользованием подставного кандидата.

«Кандидат-однопольник» (электоральный двойник)

«Однопольник» — это подставной кандидат, действующий на том же электоральном поле, что и соперник, задача которого расколоть базовый электорат оппонента и оттянуть у него голоса. Технология опасна для конку­рента, но и одновременно сложна в реализации, поскольку требует от под­ставного кандидата ведения полноценной избирательной кампании, а значит и серьёзных финансовых вливаний со стороны основного кандидата.

В зависимости от типа электорального поля выделяют следующие разновидности подставных кандидатов:

  • «однопольники»-протестанты. Их задача завоевать голоса проте­стного электората. Выдвигают протестантов, как правило, представители действующей власти.
  • «однопольники»-земляки. Используются против конкурентов, пытающихся объединить вокруг себя электорат по принципу «голосуем за сво­его». Выдвижение в округе сразу нескольких земляков способно расколоть электорат соперника.
  • «однопольники» по биографии. Это ситуация, когда против дирек­тора дорожного фонда выдвигают дорожника, против врача — врача, против учителя — учителя и т.д. Выдвижение «однопольников» по биографии явля­ется эффективным в том случае, если соперник строит всю свою кампанию и позиционирует себя только по профессиональному статусу.
  • политические «однопольники». Такие кандидаты являются, по су­ти, идеологическими двойниками конкурента, когда против либерала выдви­гают либерала, против коммуниста — коммуниста и т.д. При этом если речь идет об идеологии, то соперник должен отождествляться с определённой партией, а значит и подставной кандидат тоже. Е.Малкин и Е.Сучков счита­ют такую технологию не всегда эффективной, поскольку в округе партия может выдвинуть из своих рядов только одного человека. И, в соответствии с этим, «нанимателю» придется включать в игру подставного кандидата от ка­кой-нибудь другой партии, близкой по электоральной поддержке к партии соперника, которая будет заведомо слабой.

Пример: Иногда подставные кандидаты пытаются изображать себя в качестве идеологического двойника соперника, не выдвигаясь от той или иной партии. Так, на вы­борах мэра Ростова-на-Дону в 2010г., где основная борьба развернулась между дейст­вующим мэром М. Чернышевым, представителем от «Единой России», и депутатом Зако­нодательного Собрания Е. Бессоновым, выдвинутым от КПРФ, в порядке самовыдвиже­ния был зарегистрирован еще один кандидат — В. Семашко. Свою избирательную кампа­нию он построил на таких базовых лозунгах, как: «Голосуй за настоящего коммуниста», «Голосуй за человека из народа». Кроме того, В. Семашко выпустил одну черно-белую листовку с красным заголовком в стиле КПРФ.

Кандидат-«рычаг». Выполняет функцию «рычага», или поддержки основного кандидата. Он ведет полноценную кампанию, завоёвывает опреде­ленные сегменты электората, а затем снимается с выборов в пользу «нанима­теля», чтобы перевести ему свои голоса. Считается довольно затратной тех­нологией. Также существует вероятность, что голоса «подставы-рычага» ав­томатически не перейдут к основному кандидату. Поэтому выдвижение кан­дидата-«рычага» является более важным с точки зрения выстраивания поло­жительного образа основного кандидата, в чью пользу снимается подставной.

Пример: Избирательная кампания по выборам мэра г. Астрахани в 2009г., участие в которой принимали 7 кандидатов, проходила под знаком жёсткой конкурентной борьбы двух из них: действующего мэра Сергея Боженова от «Единой России» и депутата ГД Олега Шеина от «Справедливой России». При этом самовыдвиженцы генеральный ди­ректор ООО «Респект» Григорий Славутский и начальник юридической службы ООО «Редакция общественно-политического ежемесячника «Астраханский трибунал» Дмитрий Строкин всю свою предвыборную деятельность сосредоточили на контрагитации против О. Шеина. Непосредственно перед выборами Г. Славутский снял свою кандидатуру в пользу С. Боженова.

Кандидат-«жертва». Выдвигается специально для того, чтобы созна­тельно «подставиться» под снятие с предвыборной дистанции, обвинив в этом соперника основного кандидата, как правило, представителя действую­щей власти. Используется с целью создать отрицательный образ конкурента, настроив против него электорат.

Кандидат-«ресурс» («Подстава-ресурс»). Такой кандидат играет роль дополнительного ресурса для своего «нанимателя». Из-за нехватки денежных средств, вызванных ограниченными размерами избирательных фондов, ос­новной кандидат может использовать для ведения избирательной кампании средства подставного.

Данная технология применяется также для осуществления более пол­ного контроля над избирательными участками в лице дополнительных на­блюдателей и членов комиссии с совещательным голосом, действующих от подставного кандидата и работающих фактически на основного.

«Спарринг»-кандидат» («Подстава-спарринг»). Суть технологии заключается в демонстрации борьбы между основным кандидатом и его подставным спарринг-партнёром, играющем роль его главного врага. Цель — вытеснить из сюжета кампании остальных участников, сделав их фоновыми конкурентами. По всем правилам в конце «подстава-спарринг» должен про­играть своему «нанимателю».

Кандидат-«груша». Выдвигается в качестве главного соперника ос­новного кандидата. При этом он демонстративно играет роль глупого, по­стоянно совершающего ошибки критика, победить которого нс составляет никакого труда.

Кандидат-«дублёр». Выдвигается в том случае, если существует опас­ность, что основной кандидат не дойдет до конца предвыборной гонки (т.е. его снимут с выборов). Технология подходит для кандидатов, ведущих про­тестную кампанию.

В чистом виде вышеуказанные разновидности в политических кампа­ниях встречаются не очень часто. Обычно налицо использование различных их сочетаний. Так, например, кандидат-«дублёр» может одновременно вы­ступать в роли кандидата-«критика» и т.д.

Способы противодействия технологии

Специалисты расходятся во мнениях по вопросу о том, как противодействовать технологии подставных кандидатов. В. Полуэктов, например, считает, что вначале необходимо приложить все усилия по вычислению под­ставы, а далее использовать те же методы, что применяются для борьбы с двойниками. Е.Малкин и Е.Сучков, напротив, категорически не советуют тратить время и деньги на определение подставного кандидата, проводить разоблачительные кампании или жаловаться избирателям. В качестве общих рекомендаций они предлагают как можно ярче формировать свой положи­тельный образ, а также не стесняться самим использовать подставных, чтобы уравнять позиции с конкурентами.

Однако все политтехнологи согласны с тем, что с этой технологией достаточно трудно бороться и стопроцентно эффективного способа не суще­ствует.